natashav: (Just me.)
В Америке есть такая игрушка - картофелина, куда надо приделывать глаза, руки, ноги, нос и другие части тела. Ужас ужасный наступает тогда, когда в жизни хирурги приделывают разные части тела к другим частям тела, где они не должны быть. Например, ляжки на голову. Это вызывает ужас буквально у всех, кому приходится созерцать эти бессмысленные творения. И почему-то невольно думается, что некоторые дети мало играли в Mr.Potato Head.
natashav: (Just me.)
Интересная история. Взрослый и здоровый мужчина заболевает гриппом, и у него развивается воспаление легких как осложнение гриппа. Человек считает, что осложнение - нормальное последствие нелеченного гриппа, когда этот осложнение никакого отношения к лечению или нелечению не имеет. Обычно воспаление легких поражает слабых людей - младенцев, стариков, больных хроническими болезнями. Конечно же, если понимать разницу в происходящем, подход к восстановлению во время болезни может быть значительно отличный. И особенно, отличной будет реакция после болезни - почему я, здоровый, взрослый мужчина свалился от болезни стариков, младенцев и больных СПИДом? Что происходит, что я не в состоянии справится с обычным гриппом без осложнений?
natashav: (Just me.)
Если вы помните, в 90-е были эпидемии дифтерии. Мне очень повезло заболеть гнойной ангиной в разгар лета сразу после поступления. И как водится, меня забрали в больницу на мазок на дифтерию по скорой. Бедное и несчастное я с температурой за 39 оказалась вместе с мамой в какой-то инфекционной больнице, где противная тетка тыкала мне палками в горло и еще как-то грязно ругалась. Не помню что она бухтела, но я чувствовала себя прямо таки заключенной в концлагере, над которым издевается капо. Меня шатало, и в глазах темнело, но мне очень хотелось прекратить этот поток брюзжания в мою сторону. Но воспитание не позволяло что-то сказать. Так я стояла не знаю сколько, пока в какой-то момент мне не стало все равно, и я не сказала "Коррррррова", раскатывая "р" с особым смаком.

Тетка заткнулась, захлебнувшись в своих эмоциях, но потом стала дико верещать о моем хамстве, и о том, как моей маме стоит меня воспитывать и бла-бла-бла. После этого я произнесла дохлым голосом свою геттисберскую речь о том, что я в больнице не останусь. И что если меня сюда положат, то я отсюда уйду. И даже если меня положат на третий этаж, я сползу по водосточной трубе или спрыгну. И если у меня заберут одежду, то я уйду отсюда голая. Если у меня не будет сил идти, я уползу отсюда на карачках.

И мама меня, зная мой характер, не оставила в стенах этого прекрасного заведения по исправлению больных в здоровых. Мы долго шли по жаре домой, а ночью я упала в обморок, потому что мне напрописывали каких-то волшебных антибиотиков, которые чуть не убили меня.

И думаю я, а что бы было со мной, попади я в это Гестапо в роли роженицы?
natashav: (Just me.)
"Феминистки" считают, что они получились дико кривые, рожать не умеют, а медицина всех спасет. Это не может не радовать. Принятие себя как бракованной и неприспособленной эволюцией к родам - прекрасный пример того, как разные институты власти эффективно работают для насаждения идей о том, что женщины ущербны.

Поразительно, что те, кому "помогли" врачи, на всю жизнь остаются с чувством "меня спасли".  Или с чувством "ну меня и намахали". Те, кто рожают сами, остаются с чувством - "блин, да я все могу". Но именно спасенные считают, что они дико феминистичны и окрылены чувством того самого empowerment.

Really

Sep. 14th, 2014 09:39 am
natashav: (Just me.)
Иногда так смотришь на виднеющиеся на затылке мозги, порезанную много раз голову, обрезанные прямо таки по-концлагерски куски ляжек, и думаешь, риалли, о чем думал этот хирург, когда он махал острыми режущими предметами.

Но проповедники жизни будут бить себя пяткой в грудь и кричать "зато живой". И хочется им пожелать такой же жизни.
natashav: (Just me.)
В связи с тем, что у пациентов с отказом почек и диабетом высокие показатели глюкозы в крови, не давайте им сок.

У меня тут же возник вопрос надо ли давать сок тем, у кого еще нет диабета и еще не полетели почки. Им надо давать сок до тех пор, пока они не окочуряться, а потом уже можно не давать. 
natashav: (Just me.)
Тема про хороших и адекватных врачей в сочетании с милой и уютной верой в то, что врач подберет какое-то очень уникальное и индивидуальное лечение прямо вот для вас - одна из моих любимых. Она вызывает у меня от глухого раздражения до искреннего любопытства вопроса веры в несуществующие персонажи вроде Карлсона.

Из моих наблюдений я не заметила какой-то большой уникальности и разнообразия в прописывании каких-либо лекарств. Обычно есть набор из где-то 30, максимум, 50 препаратов, которые прописывают ВСЕМ. Возможно, при этом создается ощущениие, что это вот подобрали прямо лично для вас. Но каково же будет ваше разочарование, когда вы узнаете, что ровно такие же уникальные лекарства ровно в таком же идентичном наборе прописали всем вокруг вас.

Вообще, лечение чего угодно сейчас следует протоколу. Это помогает убрать страх от некомпетенции врачей лечить ту кучу болезней, которые они сами напридумывали. В протоколе нет ничего уникального. Если вы соответствуете вот этим параметрам, вас всех будут лечить по бумажке вот так.  Примерно как когда вы звоните в техническую поддержку по компьютерам, вам зачитывают странички из инструкций по книжке. 
natashav: (Just me.)
Экономист переживает о дикой недовечивости африканцев. Они УБЕГАЮТ от западных медработников и не дают себя спасать. И конечно же, у африканцев нет никаких оснований для этих страхов. Страхи полностью необоснованы!

На самом деле западная помощь столько раз причиняла вред в разных странах, о чем часто любил писать Иван Иллич, что африканцы просто таки дико логично спасаются от западной медицины как от чумы.  Вероятность быть спасенными тут примерно равна вероятность, что тебя укокошат.
Read more... )
natashav: (Just me.)

Границы медикализации?


Персонаж Синдром из фильма “Суперсемейка” представлял мир, где у всех были бы сверхъестественные возможности - “если бы у всех были сверхъестественные способности, тогда никто бы не был суперчеловеком”. Если более 50% людей страдает депрессией, что тогда “норма”? Что если депрессия у 75% населения? Не наблюдаем ли мы постепенное погружение в ситуацию, когда мы дошли до “последнего здорового человека”? Может быть здоровый человек недообследован?


С одной стороны,существует разница между тем, что вы расстроены, вам грустно, вы печалитесь, раздражены работой, устали или у вас разболелась спина или голова, вы не находите себе места, вам не хочется заниматься сексом, у вас кружится голова, вы нерегулярно ходите в туалет, вы начали лысеть, у вас истощились суставы, вы плохо спите или нервничаете, а с другой стороны, если вы заболели. В последнем случае, ваше состояние попадает под надзор медицины и требует обозначения вашей хвори каким-то термином (ярлыком), документации вашего недомогания, а самое главное - лечения.


В 1975 году Иван Иллич написал книгу “Границы медицины”, остро критикующую медицину, особо обращая внимание на медикализацию “жизни”, ятрогению (вред от медицинских вмешательств как скрининг, диагностика, лечение), а также задающую вопрос насколько положительно соотношение между пользой и вредом от медицины. С тех пор, медикализация продвигалась вперед семимильными шагами, порождая ненасытного медицинско-индустриального монстра, который пожирает все большую долю государственных и личных финансов, времени и части нашей жизни, которая раньше считалась именно просто “частью нашей жизни”. Но существуют ли границы медикализации?  В этой статье содержиться обзор медикализации от 1 до 100.  Сделайте закладку и заглядывайте время от времени. Я собираюсь обновлять статью новыми примерами.

Read more... )

natashav: (Just me.)
врачей в своей правоте конрастно проступает на фоне истории медицины, жирно? плотно? густо усеянной трупами леченных врачами жертв. Приближение смерти, которой по-человечески можно только обрадоваться, потому что человеку становится легче, его мучения и страдания становятся все меньше, врачи преступно классифицируют как "клиническое ухудшение". Какой надо быть последней сволочью, чтобы улучшать клиническую картину ценой увеличения и продлевания страданий человека?

На самом деле сволочью можно и не быть. Врачи часто вообще не видят того, кого лечат. Все назначения делаются по телефону не для человека, а для температуры, сердцебиения, количества мочи. Мочу лечить очень несложно, никаких угрызений совести.
natashav: (Just me.)
В американских больницах все люди помечаны как Full Code (если у вас остановится сердце, то ваc будут оживлять жестокими и брутальными методами) или Do Not Resuscitate (вам дадут умереть своей спокойной смертью).

Почти что все смертники в больницах помечены на оживление. Вам может быть сколько-то много лет, у вас отказывают какие-то довольно важные органы, и вы в целом не жилец. Но на последок, вас "взбодрят" поломанными ребрышками, продырявленными легкими, вмозожно, проткнутым горлом и исколят иглами. Вообще, большей жестокости и пытки в отношении больных и умирающих придумать невозможно.  Интересно, когда это безумие кто-то решит прекратить?

Надо сказать, что метка "мучайте любимого мужа, жену, бабушку, дедушку и не давайте им уйти спокойно, наподдайте им под конец как следует" появляется по желаниям и велениям родных несчастных людей. Медицина создала такую святую уверенность в свою божественную всемогущесть, которая может посоревноваться с верой в великого бога в Средние века. Люди думают, что простные смертные в разноцветных формах, которые сменили белые халаты, могут че-нить такое сделать, чтобы заставить полудохлых людей встать и запрыгать на одной ножке.  Однако же, чудес не бывает. Простные смертные могут помочь растянуть страдания ваших близких, размазать их на месяцы или годы. На этом их скромные возможности заканчиваются.

Самое прекрасное, что может произойти с больным или умирающим человеком это оказаться дома в своей постели, у которой сидят близкие ему люди.
natashav: (Just me.)
В русаме обсуждение того, что может случиться в США с неподозревающими людьми. Я написала, что могут насильно удерживать в больнице без оснований. Это называется false imprisonment (нечто вроде насильного заключения).

А вот что пишет медсестра, которая утверждала, что ничего такого не бывает, а потом, что все работают с грудными детьми.

Примечателен, как всегда, уважительный тон общения и proverbial "маманька", а также решение проблемы - докорм, который вообще никак не показан никаким боком как первый вариант решения проблемы, а также "молока не хватает", что тоже крайне редкий, а не наиболее распространный случай в таких ситуациях. Это просто замечательный пример ровного того, с чем я регулярно сталкиваюсь по долгу службы.

Что-что? Да не рассказвыайте мне сказок.
Прекрасно тут врачи рабогтают с детьми на ГВ.

Только вот если у женщины молока не хватает и ребенок постоянно орет от недокорма и роднички уже вплали - я бы тоже рекомендовала докармливать. А если маманька не слушает настоятельных рекомендаций и ребенок постоянно в недовесе от недокорма - я бы, как врач, тоже бы настаивала на госпитализации, ибо когда с ребеночком что случиться - именно эти родители побегут судить тебя. И никому не хочется лишаться лицензии.


Еще раз: мы все же договорились до того, что НАСИЛЬНО никто никого не хватает и никуда не отправляют БЕЗ причин
.
А все эти «запугивают», «настаивают» - это частные случаи и проблемы отдельных индивидуумов.
natashav: (Default)
After medical school, I am lacking confidence in life and death, the most natural process in the world, and I regret having learned to doubt it.

После мединститута я потеряла уверенность в жизни и смерти, самых естественных процессах в мире. И я сожалею, что меня научили сомневаться в этом.

90% of what we treat, we can't cure. Even with the vast knowledge that mankind has generated in science we are still so far away from dealing effectively with chronic diseases and life threatening ailments.

90% того, что мы лечим, мы не можем вылечить. (Я оцениваю процент эффективности медицины в излечивании в 2-5%, а потенциал навредить при лечении в 90-95%).

That the medical field is very limited in knowledge and we barely know how anything works.
Знания в медицине крайне ограничены, и мы практически не знаем действенных способов лечения.

It is astonishing to me how poorly history and physical exams are performed.
Я потресен насколько ужасно врачи осматривают пациентов и собирают анемнез.
natashav: (Default)
Я уже делилась с вами о том, что недалеко от моего дома врач открыла родильный центр? Она его открыла не просто так. Она его открыла потому, что у нее процент кесаревых в больнице был 10-15% против 35-45% других врачей в той же больнице. Потому что у нее такой низкий процент кесаревых, за ней следят. Она не имеет права зайти в комнату к роженщице без сопровождения медсестры, а ее акушерки не имеют права зайти к роженице принмать роды без эскорта главной и рядовой медесестер.
natashav: (Default)
вы можете вообще не лечиться. Ни альтернативно, ни традиционно, ни медицински, ни как угодно. Это просто таки революционная мысль для многих людей. Можно вообще ничего не делать.
natashav: (Default)
Эксперимент на недоношенных детях

Это единственное упоминание экспериментального характера выхаживания недоношенных детей. Оказывается, если люди об этом начинают говорить, их сильно бьют ногами, они не выдерживают и закрывают свои блоги.
natashav: (Default)
Вот сообщение, несколько лучше. Но его мораль, когда ты боишься, сомневаешься или не знаешь, повторяй крекс пекс фекс доказательная медицина, доказательная медицина, доказательная медицина...(ничего что она экспериментальная, это мелочи), доказательная медицина.

Profile

natashav: (Default)
natashav

October 2015

S M T W T F S
     1 23
45 6 7 8910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags